Сестрорецк. 100 лет тому назад

Сестрорецкие старости

Нива «Нива» 1901г.

"С недавних пор с июня истекшего года, — под самым Петербургом возник курорт совершенно нового для нас, русских, типа. «Курорт» под Петербургом, среди этой топи и сырости — кажется даже невероятным. А между тем каждый, кто пробудет хоть несколько дней в новом Сестрорецком курорте, убедится, что и под Петербургом жить можно, да еще как жить — ни в чем себе не отказывая, пользуясь прекрасным сосновым воздухом, любуясь настоящим широким взморьем, имея к своим услугам роскошный, вполне европейский отель и грандиозный курзал с рестораном, концертным залом, террасой, эспланадой, морским пляжем, парком, купаньями и, наконец, если вы больны, великолепно устроенной водолечебницей..."

«Утро Россiи» 30 марта 1913г.

«Два дня тому назад на Сестрорецком оружейном заводе в одной из мастерских, считающейся секретной и находящейся под особо строгим надзором и контролем, украли модель только что вводимых в вооружение прицельных рамок. С материальной точки зрения похищение модели приносить ничтожную выгоду и не могло быть делом кого-либо из рабочих. За рамку, как за металлом, самый щедрый скупщик краденого мог бы дать всего несколько копеек.

Общее мнение было таково, что модель русского изобретения украдена кем-нибудь из начальствующих лиц мастерской с целью выдать секрет лицам, заинтересованным в этом. Розыски похитителя и были поведены в этом направлении и увенчались успехом. Похитителем модели оказался мастер Тарасов, имевший отношение к мастерской по изготовлению рамок. Соучастником его по совершению кражи был рабочий Морозов. Задержанный мастер чистосердечно сознался и объяснил, что модель продана им недавно открывшемуся заводу Айвазова, выполняющему заказы военного ведомства. Завод вернул оказавшуюся у него рамку.

Похититель и его соучастник арестованы. По делу назначено строжайшее следствие. Мастер Тарасов до поступления на завод судился за кражу и отбыл тюремное заключение.»

«Московская копiька» 26 мая 1914г.Правда

«На Сестрорецком оружейном казенном заводе привлекаются к судебной ответственности за первомайскую забастовку 15 рабочих. Все они рассчитаны и находятся под следствием. На-днях в Сестрорецк выезжали судебные власти с жандармским полковником во главе. Было допрошено до 50-ти рабочих завода в качестве свидетелей и 15 человек — в качестве обвиняемых.»

«Правда» 11 марта 1917г.

"Широкий курортный зал и хоры, вмещающие до 15 тыс. чел., битком набиты народом. На сцене оркестр играет «Марсельезу» и развеваются красные знамена с революционными надписями. Несмолкаемые крики «УРА!» и «Да здравствует революция» оглашают зал; фуражки летят к потолку. У многих на глаза навертываются слезы. Появление «Правды» встречается бурными возгласами: «Да здравствует воскресшая пролетарская «Правда!»..."

«Петроградский голос» 10 мая 1918г.

"Устроенная большевиками демонстрация носила жалкий характер. Из 2.000 чел., занятых на Оружейном заводе, собралось на демонстрацию всего лишь человек 150, не больше. Демонстрация составилась почти сплошь из красноармейцев. Заявление казенной "Правды" о том, что весь пролетариат Сестрорецка вышел на улицу, можно объяснить ретивостью казенного борзописца. По сравнению с прошлогодней демонстрацией, в которой принимало участие до 10.000 чел., нынешняя - лишь тень, лишь жалкий отблеск прошлогодней. Лишний раз демонстрация 1 мая показала, что большевики опираются не на рабочие массы, как они об этом гордо заявляют, а на штыки красноармейцев."

«Дело народа», 11 мая 1918 г.

"В Сестрорецке вспыхнули продовольственные беспорядки. Сестрорецкий район получает продовольствие через петроградскую губернскую управу. Продовольствие этой самой управой получается крайне неравномерно и еще неравномернее распределяется. В силу этого, в последнее время в Сестрорецке хлеба очень часто не хватало, и его заменяли овсом, выданным зерном; обывателям приходилось самим перемалывать его на местной мельнице. За несколько недель население Лахты, Разлива, Горской и других поселков выразило уже свой протест по поводу низведения его на лошадиное положение."